Муж отказался сдавать свою мать с деменцией в дом престарелых, повесив на меня все заботы

Picture background

Я считаю, что дети, конечно же, должны поддерживать родителей, когда те становятся не в состоянии справиться с элементарными вещами сами. Но это не должно быть в ущерб жизни и семьи самих детей. 

По крайней мере не в ущерб здоровью, как физическому, так и эмоциональному. Но мой муж, Дима, так не думает.

На пятом году существования нашего брака он «обрадовал» меня новостью, что его мать Елена Петровна, которой диагностировали признаки деменции, переедет жить в наш дом. Я была не согласна с самого начала, но Дима поставил точку.

— Она переедет сюда хочешь ты того или нет. Смирись, — отрезал муж, собираясь за мамой.

Не поймите меня неправильно, я не ужасный человек. Моя бабушка жила с нами в двухкомнатной квартире с тем же диагнозом. Тогда у нас не было возможности отправить её в хороший дом престарелых, а сдавать родственников в государственный — последнее дело.

Я знала, что это будет ужасно, даже с учётом площади нашего дома. Я бы даже не была против, что какая-то часть бюджета будет уходить на содержание Елены Петровны в хорошем частном доме престарелых. Я бы даже сама нашла себе подработку или отказалась от дорогостоящих покупок, лишь бы не проходить этот опыт снова. 

Мы с мамой уже давно договорились, что если с ней случится подобное, то я размещу её в учреждении. Я и дочке своей я скажу то же самое. Если есть возможность, не надо детям менять подгузники своим родителям.

Свекровь привезли. Мы поселили её в комнату для гостей на первом этаже. Дима нанял ей сиделку на 5-дневку на рабочие часы. По началу Елена Петровна вела себя достаточно тихо, но когда она начала обдирала листья у растений и размазывала отходы по полу, сиделки стали сбегать одна за другой.

Тогда я предприняла ещё одну попытку убедить мужа, и даже нашла несколько пансионатов. Но он наотрез отказался.

— Моя мама не будет жить в доме престарелых. Я все сказал.

Вот только возиться со своей мамой он не собирался. Дима всё чаще стал задерживаться на работе часов до 22:00. Сиделка уходила в 18:00, а дальше, видимо, я должна была ухаживать за свекровью до прихода мужа. 

Поначалу я нехотя это делала, но после нескольких неприятных случаев стала просто бояться. Я перестала подходить к Елене Петровне и вовсе, пусть её сынок со всем разбирается после работы.

Свекровь становилась агрессивнее: стала плеваться, кусаться, хватать за волосы. Я начала бояться за свою жизнь и жизнь четырехлетнего ребёнка. В это же время наша дочка стала задавать вопросы по типу «А почему с нами живет Баба-яга?». И я решила, что с меня хватит.

— Либо ты отселяешь свою мать от нас, либо я ухожу от тебя, — сказала я как-то вечером, когда Елена Петровна в очередной раз укусила меня.

Дима засмеялся:

— Да куда ты пойдешь? 

А через пару минут добавил:

— Никуда мама не уедет, я же тебе говорил. Смирись.

Вот в этот момент последние капли моей любви к мужу испарились. Меня он ни во что не ставит, ребенка нашего подвергает опасности, а сам сидит на работе до ночи, чтобы не разбираться с последствиями своего упрямства. Разве это те отношения, которые следует сохранять?

Работы у меня не было, но я была готова даже кассиром в магазине трудиться, лишь бы в кошмаре не жить. К тому же, у меня есть любящая мама, которая ждала нас в своей небольшой, но уютной квартирке. Взвесив все, я решила выбрать нашу с дочкой безопасность.

В один из дней, когда Дима был на работе, мы собрали вещи и уехали к маме. Сиделке уходя я сказала, нас не ждать. Видимо, как подошёл конец рабочего дня, она позвонила мужу, а он начал названивать мне. Я сказала, что мы ушли, как я его и предупреждала и что мы не вернёмся.

Но Дима понял, что всё серьёзно только когда я подала заявление на развод. Тогда в его речи промелькнула фраза «дом престарелых». Но было уже поздно, у меня от его безразличия всё к нему перегорело.

Сейчас мы живем в новой квартире, которую для нас с дочкой купил муж. Всё-таки дом, бизнес и несколько машин были куплены в нашем браке и подлежали разделу. Но я решила упростить ему задачу и попросила квартиру. Дима пытается периодически вернуть нас домой, но уже без энтузиазма. Я такой вариант вообще не рассматриваю.

Кстати, маму в дом престарелых он всё же отправил.

Соседка чуть ли не экскурсии устраивала по нашему участку, но свекор смог ее прогнать, прогулявшись голышом

- Саша, как ты считаешь, это нормально, что соседка ходит через наш участок как через свой? – я посмотрела в окно. Серафима Ивановна, старушка с соседнего участка, вышагивала по нашему газону в сторону участка своей подруги Надежды Петровны. У ног старушки крутились две ее таксы. - Доброе утро,...Далее

«Я была инкубатором!»: бывшая жена олигарха уже 9 лет судится за право видеть дочь

Анастасия хочет предать огласке свою ситуацию, чтобы ей помогли хотя бы определить местоположение ребенка. Женщина боится, что экс-сенатор мог увести девочку за границу. Анастасия Гулынская Дизайнер Анастасия Гулынская не знает о судьбе своей 8-летней дочери, которую,...Далее

Снимок из борделя поразил: родители 27 лет ищут дочь, пропавшую на круизном лайнере

Девушка исчезла во время путешествия. В ту ночь она вернулась в каюту с вечеринки, а утром ее не нашли. Эми Лин Брэдли В 1997 году 23-летняя Эми Лин Брэдли подарила себе поездку на круизном лайнере Royal Caribbean International. Это было путешествие, разделившее жизнь...Далее

Мама хочет подать в суд на моего психолога, за то, что тот меня «испортил»

Я всегда была домашней скромной девочкой. По крайней мере, я себя такой считала, да и мама твердила без остановки. В детстве это было хорошо, а во взрослой жизни стало только мешать. Тогда-то я и начала замечать, что живу полностью по сценарию, который для меня пишет собственная мать. Практически...Далее

События, определяющие день

Присоединяйтесь и будьте в курсе