Сталкинг в России и мире: эффективные меры и их отсутствие

Проблема сталкинга актуальна во всем мире. Разным видам преследования подвергаются женщины и в меньшей степени – мужчины. Все чаще сталкеры чувствуют свою безнаказанность в интернете, атакуя своих жертв самыми изощренными способами. Иногда сталкинг заканчивается убийством. О том, можно ли защититься от сталкинга, как в России и других странах борются с преследованиями, домогательствами и насилием читайте в нашем материале 

«Я тогда был злой»

Татьяну Мартынову из Санкт-Петербурга больше полутора лет преследует сталкер. Все произошло после случайного знакомства в интернете. Татьяна – практикующая православная. Два с половиной года назад она познакомилась через сайт знакомств «Азбука верности» с неким Никитой Ассановым. Через ее профиль на сайте он нашел ее страничку в социальной сети и написал комментарий. «Я выложила фотографию Библии, а он написал “сфоткала как будто умеет читать на церковнославянском”. Мне стало интересно, а комментарий показался забавным и я ему написала в личку, оказалось он тоже православный из Перми. На тот момент у меня был молодой человек, поэтому договорились общаться как брат и сестра. Мне нравилось что у него достаточно современный, а не консервативный взгляд в вопросах веры. Год мы просто общались в онлайне», – рассказывает Татьяна.

Девушка признает, что странности в общении были еще тогда – Никита иногда раздражался, когда она не отвечала быстро на его сообщения. Но тогда она не придавала этому особого значения.

Через год он написал Татьяне, что приедет на некоторое время в Питер и предложил ей увидеться. Вскоре молодой человек начал в сообщениях грубо с ней разговаривать, из-за того, что она не интересуется, когда он прилетает и не собирается ехать его встречать в аэропорт. Когда Никита приехал в город они встретились на улице и зашли в церковь, где девушка познакомила молодого человека со знакомым священником. Позже Татьяна предложила вместе сходить на экскурсию. Однако она забыла, что в этот же день, у нее было запланировано другое мероприятие – концерт. Татьяна извинилась, предложила перенести встречу или сходить на экскурсию с одной из ее подруг, либо приехать перед концертом пообщаться с ней и ее друзьями. Никита сразу удалил всю переписку. А затем начались полтора года преследования, доносов, клеветы, оскорблений и угроз. 

«Чуть позже, он написал мне в Instagram*, что я его разочаровала, тем что не соблюдаю договоренности, испортила ему настроение, поэтому стал меня ненавидеть. Я ответила, что не обязана соответствовать его ожиданиям и посоветовала обратиться к врачу. В его голове сложилась концепция, что у нас «конфликт», при этом мои извинения его не устраивают. Он постоянно писал, предлагал «мир», я извинялась, но ему это не подходило. Какое-то время я велась на эту игру, но становилось только хуже. После этого я начала его блокировать во всех соцсетях. Он начал создавать фейковые аккаунты, чтобы связаться со мной».

Например, Никита с фейкового аккаунт написал от имени матери ученика директору школы, где она преподавала английский, что якобы у сына нашла в телефоне фотографии обнаженной Татьяны. Директор школы вызвала учительницу на разговор. Фотографий никаких не существовало. Удалось уладить конфликт. Через некоторое время Никита с издевкой написал: «что не понравилось, когда на ковер директор вызывает? Я тогда был злой».

Но это был только шокирующий случай. За полтора года Никита Ассанов перепробовал многое. Он постоянно пишет Татьяне с фейковых аккаунтов угрозы, оскорбительные комментарии в соцсетях и требует извиниться. Так он создал аккаунты директора школы и священника, с которых писал ей оскорбления, создал фейковый аккаунт самой девушки, где пишет от ее имени оскорбительные вещи. 

«Он писал жалобы на странице муниципального депутата «такие проститутки работают в школах», прикрепив найденное видео на странице моей сестры, где мы были в купальниках. Регулярно устраивает спам-рассылки на мой номер, манипулирует подругами и семьей, пишет угрозы, пытается взломать их аккаунты. Угрожал отправить мои личные данные в “Мужское государство” (экстремистская организация,запрещенная на территории России в 2021 году)»,- рассказывает девушка. 

Однажды сталкер создал фейковый аккаунт на Авито и купил у Татьяны мультиварку от имени пенсионерки и после покупки онлайн попросил отнести ее в подъезд неподалеку. Татьяна пришла к указанному подъезду, принесла мультиварку. Полчаса под подъездом ждала покупателя. Потом с ней связался сталкер и спросил: «ну что, постояла, подождала? А мне вот некогда, я на концерт Кобзона собираюсь». 

После этого случая Татьяна поняла, что дело может закончится плохо и обратилась полицию. Но там к самой истории полицейский отнесся достаточно равнодушно, узнав, что никаких физических травм получено не было, и сталкер физически к ней не приближался. После очного общения с полицией Татьяна обратилась в полицию уже удаленно, через официальный сайт, но через месяц пришел ответ, что обращение передано в отделение по месту жительства сталкера. И с тех пор несколько месяцев тишина. В ближайшее время Татьяна намерена обратиться с жалобой в прокуратуру на бездействие полиции. 

Вторая история – 41-летней жительницы Тюмени, которая столкнулось со сталкингом со стороны её бывшего супруга. Она закончилась трагически. Сама потерпевшая чудом осталась жива в марте 2023 года, когда ее бывший муж ворвался в квартиру к ее новой семье и устроил резню. Но погибли ее муж и мать, которые попытались остановить агрессора с ножом. Мужчина вышел из тюрьмы в сентябре 2022 года и начал преследовать прежнюю супругу. «Перед трагедией он каждый день к нам ходил, орал под балконами и оскорблял. Приходил к нам в любое время суток, когда ему только вздумается. Никакого покоя не давал. Один раз он выломал ручку входной двери. Вызвали полицию, но никто не приехал, потом один раз приходил участковый, сфотографировал, но никаких действий предпринято не было. Сколько раз я обращалась в полицию, писала заявления на бывшего, но никаких мер в отношении него не принимали. И это ему развязало руки», – считает пострадавшая. 

Сталкинг, который заканчивается убийствами – не редкость. Чаще всего жертвами преследования становятся супруги или бывшие партнеры. В России нет закона, который позволил бы выдать жертве преследования охранный ордер, потому что за сталкинг в России соответствующей статьи уголовного кодекса не предусмотрено. В некоторых случаях правоохранители используют в таких случаях статьи о нарушении неприкосновенности частной жизни (ч. 1 ст. 137 УК РФ) и об угрозе убийством (ч. 1 ст. 119 УК РФ), но такое бывает редко. Чаще всего они просто от таких ситуаций отмахиваются. 

Не всегда преследователем выступают мужчины. В Москве сталкерша грозила убить блогера Алексея Жидковского и его мать. Она же написала на него же заявление в полицию за клевету.

Бьюти блогер Алексей Жидковский из Instagram уже несколько лет подвергается киберсталкингу, то есть преследованию в интернете. С 2019 года Жидковскому и его семье угрожает одна из подписчиц. Она обвиняет блогера в том, что он вместе со своим пиар-директором распространяет клевету про нее, а заодно и пиарится рассказывая о преследовании с ее стороны. А также якобы блогер устроил ей травлю, подключив к ней свою 1,3-миллионную аудиторию. Сам Жидковский утверждает, что эта незнакомая ему подписчица несколько лет преследует его и угрожает его семье. 

«Проблема сталкинга огромна, и если даже медийные люди ничего не могут сделать с теми, кто грозит их убить, то что уж говорить об обычных мужчинах и женщинах? – написала Ксения Собчак в своем телеграм-канале “Кровавая барыня”, – эту проблему надо решать законодательно, надо обсуждать охранные ордера, нужно обсуждать реальные сроки. Особенно, если есть подозрение, что по ту сторону реальный сумасшедший».

Любой поисковик сразу выдает с десяток подобных историй только за первые полгода 2023 года. И это только громкие случаи, о которых стало известно журналистам. Разные регионы, разный возраст, разное социальное положение, разные обстоятельства… Далеко не всегда жертвы отделываются испугом, нервотрепкой или легкими побоями. И лишь в исключительных случаях сталкеров получается привлечь к ответственности. 

«Жди звонка от мамы с переломанными ногами»

18 мая Мосгорсуд рассмотрел дело сталкера Ивана Матвеева, который больше двух лет преследует свою бывшую девушку Елену С. и ее родственников. 

Елена и Иван расстались в 2020 году, но мужчина следил за Еленой в Москве и других городах, когда она уезжала в отпуск, караулил ее у места проживания, писал сообщения с угрозами убийства, нападал на ее друзей, установил на машину ее матери AirTag – трекер для отслеживания передвижений.

Дело Елены С. взял на юридическое сопровождение Центр защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских НПО. После того, как история Елены получила в нескольких изданиях огласку, председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин поручил возбудить уголовное дело в отношении сталкера. 

Против Матвеева было возбуждено уголовное дело по двум статья: о нарушении неприкосновенности частной жизни (ч. 1 ст. 137 УК РФ) и об угрозе убийством (ч. 1 ст. 119 УК РФ). В марте 2022 года Елену признали потерпевшей. В январе 2023 года Измайловский районный суд признал Матвеева виновным в совершении преступлений по обеим статьям и назначил ему наказание в виде 600 часов обязательных работ. 

Но это не очень помогло, так как суд признал наказание отбытым, засчитав за нее меру пресечения объявленную сталкеру во время процесса, согласно которой Матвееву было запрещено было покидать дом и пользоваться интернетом.

В результате он стал лишь злее и продолжил преследовать и угрожать Елене, ее родственникам и друзьям расправой. Учитывая предыдущий опыт, и потерпевшая, и члены ее семьи воспринимали угрозы осужденного всерьез и опасались за свою жизнь. Они подали апелляцию и заявление о необходимости применения мер государственной защиты к матери Елены в связи с угрозой ее безопасности. Несмотря на то, что ходатайство о мерах защите было удовлетворено, никаких практических мер для его реализации предпринято не было.

18 мая Мосгорсуд удовлетворил апелляционную жалобу представлявшего потерпевшую адвоката Ивана Пугачева и назначил сталкеру наказание в виде ограничения свободы сроком на один год и восемь месяцев с запретом покидать жилище в ночное время и выезжать дальше города проживания. Также мужчина обязан являться в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации каждый месяц. В случае нарушения порядка и условий отбывания наказания в виде ограничения свободы оно может быть заменено на более строгое. 

Проблема сталкинга в России и введение уголовной ответственности за преследование публично обсуждается уже не первый год. Но пока безрезультатно. Поэтому в России не существует и статистики о том, сколько людей в год становятся жертвам сталкинга. 

Как с проявлением сталкинга борются в других странах 

В отличие от России за последние десятилетия законодатели многих стран признали сталкинг отдельным видом уголовного преступления. Поэтому преследуемые могут добиться через суд не только охранного ордера, судебного запрета для агрессора приближаться к ним, но и получить определенную материальную поддержку, чтобы обеспечить свою безопасность. Однако законы и практика их применения разнится от страны к стране. 


США 

Эта страна стала одной из первых, которая приняла в 1994 году закон, который защищает жертв преследования. Тогда в нем была прописана такая мера как возможность выдавать охранный судебный ордер жертве преследования. С тех пор в законодательство вносилось немало изменений чтобы облегчить для жертв преследования получение защиты и в дальнейшем оградить ее от сталкера. В том числе в связи с развитием интернета и социальных сетей, которые стали для многих сталкеров «рабочим инструментом». Проблемой занимаются на самом высшем уровне, в том числе первые лица государства. 

По словам президента США Джо Байдена, исследования показывают, что более трех миллионов человек в возрасте 16 лет и старше ежегодно становятся жертвами этой категории преступлений. Преследование, будь то лично или онлайн, означает, что жертвы беспокоятся о своей безопасности на работе, в школе, на публике и даже дома. Различные организации и госструктуры разрабатывают рекомендации для правительств штатов, технологических платформ, школ и других государственных и частных организаций по борьбе с киберсталкингом и другими злоупотреблениями в интернете.

«С момента моего вступления в должность Министерство юстиции предоставило почти 970 миллионов долларов США в виде грантов, чтобы профинансировать организации оказывающие услуги жертвам, правоохранительным органам, прокурорам, судам и общественным организациям,которые борются с насилием в семье, сексуальными посягательствами, преследованием и насилием на свиданиях», – сообщил в конце 2022 года Джо Байден. В своем выступлении он отметил, что Министерство жилищного строительства и городского развития предоставило 70 тыс ваучеров на экстренную аренду жилья для оказания помощи лицам и семьям, которые являются бездомными или подвержены риску бездомности, включая жертв насилия в семье, сексуальных посягательств, преследования и торговли людьми.

С 2021 года в США существует программа, согласно которой жертвы сталкинга могут претендовать на помощь с жильем, если есть такая необходимость. Они проживают в жилье по своему выбору, платя примерно 30% своего ежемесячного дохода за аренду. Оставшаяся сумма арендной платы (субсидия) выплачивается непосредственно арендодателю Управлением государственного жилищного строительства. 

Также в Америке за сталкинг предусмотрена уголовная ответственность – год заключения в окружной тюрьме и/или тысяча долларов штрафа. В особо серьезных случаях, связанными с угрозами насилия, нарушения охранного ордера и повторного преступления, сталкеру может грозить от двух до пяти лет тюрьмы и штраф.

Великобритания 

В европейских странах активно развивается и дополняется законодательство, направленное на борьбу со сталкингом на государственном уровне. 

В Великобритании законы о сталкинге, домогательствах и домашнем насилии были приняты еще в конце 90-х годов прошлого века, ненамного позже, чем в США. Закон о защите от домогательств для борьбы со всеми формами домогательств, включая навязчивое преследование был принят в марте 1997 года. В ноябре 2012 года правительство обозначило в Англии и Уэльсе два новых вида преступлений: просто преследование и преследование, связанное со страхом насилия. Если правонарушение представляет собой домогательство (запугивание людей насилием) или преследование, вызывающее страх перед насилием или серьезную тревогу или стресс, то максимальное наказание может составить 10 лет лишения свободы, а при отягчающих обстоятельствах на расовой или религиозной почве – до 14 лет.

В Шотландии схожий закон о защите от сталкинга был принят в 2010 году. Северная Ирландия приняла аналогичный закон в 2022 году. Изначально за преследование давали максимальный срок в пять лет, но с тех пор этот срок был удвоен – до 10 лет.

«В январе 2020 года мы ввели для полиции ордеры о защите от преследований, новый гражданский приказ о защите жертв преследований при первой же возможности. За первый год их существования было издано 456 ордеров», – рассказали кореспондентам ВВС в министерстве внутренних дел Великобритании.

Журналисты этой телерадиовещательной корпорации проанализировали в конце 2022 года эффективность борьбы полиции со сталкингом за несколько лет. Согласно последним данным лишь 6% зарегистрированных заявлений имели своим следствием в Уэльсе и Англии предъявление обвинений. В период с 2020 по 2022 год число зарегистрированных расследований, начатых полицией, сократилось почти вдвое – с 11% до 6%.Треть всех дел закрывалась из-за трудностей со сбором доказательств. И более половины зарегистрированных случаев заканчивались тем, что пострадавшие не поддержали дальнейшие действия для привлечения сталкера к ответственности.

Количество зарегистрированных в Англии и Уэльсе правонарушений, связанных с преследованием в 2019-2020 годов напротив увеличилось – более чем в три раза. МВД страны объяснило это тем, что были проведены изменения системы регистрации подобных правонарушений.

Между тем, выдача SPO – ордеров о защите от преследований в прошлом году также сократилось. Хотя эти ордеры, направленные на защиту жертв, относятся к сфере гражданского права, нарушение их условий считается уголовным преступлением. 27 из 42 полицейских отделений в Англии и Уэльсе показывают снижение количества заявлений на SPO на 31% – на 310 заявок меньше.

Власти Великобритании продолжают совершенствовать систему по борьбе со сталкингом. В 2023 году на 50 различных проектов для защиты жертв от домашнего насилия и преследования в Англии и Уэльсе было выделено 39 миллионов фунтов стерлингов, то есть больше четырех миллиардов рублей.

Часть проектов направлена на поддержку инициатив, которые смогут помешать сталкерам совершить рецидив, и снова начать преследовать и нападать на своих жертв, так как 83% правонарушителей-мужчин проявляют рецидив подобных преступлений в течение шести месяцев после первого нарушения. Поэтому защита преследуемых от повторных нападений считается важным фактор, которому стали уделять повышенное внимание. 

Один из проектов в трехмиллионном графстве Уэст-Мидлендс (адм. центр Бирмингем) был направлен на то, чтобы сталкеры тщательно контролировались и как можно раньше получали психологическую помощь, чтобы попытаться изменить свое поведение прежде чем призойдет рецидив.

Другой проект, который запустили полицейские управления большинства населенных пунктов Англии и Уэльса направлен на профилактику повторных правонарушений. И не только силами полиции, но и с привлечением социальных служб и партнерских общественных организаций. Либо сталкер пытается изменить свое поведение, либо несет ответственность в случае рецидива. Проект Drive за 7 лет показал снижение физического насилия на 82% и сокращение домогательств и преследования на 75%.

Франция 

В Западной Европе борьба с преследованиями идет не только на законодательном уровне. На официальном сайте правительства Франции есть рекомендации для жертв преследования, контакты куда следует обращаться за помощью, как себя вести, где можно получить помощь. 

С 2010 года законом о домашнем насилии был предусмотрен охранный ордер не только для жертв физического насилия, но и в случае преследования и психологического насилия. Проблема сталкинга и киберсталтинга во Франции существует и ее пытаются решать. Преследованию подвергаются не только женщины и бывшие партнеры, но также очень велик процент преследования в школах, в интернете, среди молодежи. Особенно это связано с активным развитием социальных сетей и сайтов знакомств. Этой проблеме уделяется особое внимание.

Киберсталкинг в зависимости от тяжести может грозить двумя годами тюрьмы и штрафом 30 тысяч евро, а если жертва преследования несовершеннолетняя, то тремя годами заключения и штрафом в 45 тысяч евро. Также есть отдельные уголовные статьи за распространение изображений и видео в интернете и за клевету. Стоит заметить, что сталкинг относится во Франции к категории «délit», а не «сrime» то есть – к менее серьезным правонарушениям, чем сопряженные с прямым насилием. А проблема насилия тем временем во Франции значительна.

По итогам 2021 года 208 тысяч жителей этой страны стали жертвами насилия со стороны партнера или бывшего партнера,122 женщины были убиты нынешним или бывшим супругом, 190 женщин едва избежали этой участи. За этот год власти получили 3852 запроса на охранный ордер, которые были удовлетворены полностью или частично.

Так как сталкинг считается одним из подвидов насилия, причем очень часто речь идет об отношениях внутри пар, которые нередко заканчиваются домашним насилием, а в некоторых случаях и убийствами, то разрабатываются новые нормативные акты для усиления защиты жертв преследования. 

Так, осенью 2023 года в силу должен вступить в силу законодательство позволяющее расширить финансовую поддержку для жертв домашнего насилия. Учитывая их социальное положение это либо безвозмездная помощь, либо беспроцентный кредит, который сможет обеспечить жертве обустройство безопасной жизни в другом месте. Причем суд может обязать выплачивать кредит не жертву, а сталкера/агрессора. Этими мерами поддержки могут воспользоваться не только официальные супруги или любой член семьи, который подвергается насилию, но и в случае с партнерами даже при отсутствии сожительства. 

Испания 

В Испании постоянно совершенствуется и дополняется законодательство, реагируя на современные вызовы. Так, например,  до реформы Уголовного кодекса, произведенной летом 2015 года в Испании не существовало понятия домогательства как преступления. Но на этом испанские власти не останавливаются и продолжают совершенствовать правовые механизмы. Так, недавно в Испании появилось нормы, регулирующее преследование со стороны соседей. Оно наказывается тюремным заключением на срок от трех до 24 месяцев или штрафом в размере шести евро в день, срок выплаты который может варьироваться от шести месяцев до двух лет.

В испанском законодательстве также есть уголовная ответственность и за другие виды сталкинга. 

Тот, кто регулярно следит, преследует, контролирует любыми средствами, притесняет, беспокоит или пытается установить контакт или физическую близость с человеком без его согласия может быть оштрафован и лишен свободы на срок от одного до четырех лет. Если ранее у сталкера и жертвы были партнерские или супружеские отношения или они имеют общее место жительства, а жертва зависит от сталкера, или такие проявления появляются в рамках трудовых, образовательных или учебных отношений потерпевшего от одного года до двух или общественными работами на срок от 60 до 120 дней. При отягчающих обстоятельствах сталкеру в Испании может грозить от четырех до семи лет лишения свободы. Отягчающем обстоятельством считается если жертва является несовершеннолетней, инвалидом или беременной женщиной. Если речь идет о сексуальных домогательствах, в том числе и о попытке установить сексуальный контакт без согласия жертвы, в Испании можно оказаться за решеткой на срок от трех до пяти лет. При перечисленных выше отягчающих обстоятельствах, срок заключения варьируется от пяти до восьми лет. За сексуализированный шантаж сталкеру, который угрожает или запугивает человека любыми средствами, в том числе с использованием информационных технологий, с целью добиться от него поведения или акта сексуального характера, грозит наказание в виде лишения свободы на срок от двух до четырех лет.

В законодательство регулярно вносятся поправки, ужесточающие наказания за разного рода преследования. Последние изменения были внесены совсем недавно – в 2022 году. Они касаются домогательств на рабочем месте и были приняты практически одновременно с ратификацией Испанией в конце мая 2022 года Конвенции Международной организации труда 190 «Об искоренении насилия и домогательств в сфере труда». 

Китай 

Российским охранителям, которые уже не первый год тормозят принятия аналогичных законов в России, приводя аргументы про “чуждые нам западные ценности”, стоит напомнить, что в государствах, которые официальная Россия называет “партнерами”, тоже существуют законы, которые регулируют сталкинг и вытекающее из него домашнее насилие. Например, такие законы, хоть и в усеченном варианте, но существуют в Китае. 

В случае нарушения права гражданина на неприкосновенность частной жизни грозит ответственность. Статья 42 Закона об управлении общественной безопасностью четко предусматривает, что преследователи могут быть задержаны на срок до пяти дней или оштрафованы на сумму до 500 юаней (порядка 6 тысяч рублей) за такие действия, как подглядывание, тайная видеосъемка, подслушивание и нарушение конфиденциальности других людей.

Однако в рамках существующей судебной системы материкового Китая по-прежнему отсутствует судебная защита лиц, сталкивающихся с такими видами преследования, как незаконное преследование , преследование и слежка. 

Индия

В Индии также существуют законы, ограничивающие преследование. В 2013 году были внесены поправки в уголовный кодекс о преследовании, включающие и  киберпреступления. Поправки в целом  были направлены на то, чтобы сделать положения, касающиеся насилия против женщин более строгими. Изменения стали возможны после жестокого изнасилования студентки в Нью-Дели в автобусе в 2012 году. Шестеро мужчин изнасиловади девушку в транспорте, вытащили ее на улицу и убили. После этого власти были вынуждены реагировать на возмущение мирового сообщества и принимать дополнительные юридические меры защиты для женщин в Индии.

По этому закону преследователь может получить уголовный срок до трех лет и штраф при первом зафиксированном правонарушении, и до пяти лет в случае рецидива.

 Исследование, проведенное в 2015 году, показало, что только об одном  из 13 случаев сексуальных домогательств в Дели и о каждом  девятом  в Мумбаи сообщается в полицию. Это часто является результатом социальной стигматизации сообщений о таких формах сексуальных домогательств, и противостояние им рассматривается как «создание ненужных проблем» для полиции. 

По данным национального бюро по расследованию преступлений в Индии за 2018 год каждые 55 минут регистрируется один случай преследования.

Самый последний отчет национального бюро показывает, что в 2021 году произошло лишь небольшое снижение числа случаев преследования — с 9 438 в 2018 году до 9 285. Но это только заявленные цифры.

Адвокат: «Существующих законов совершенно недостаточно»

Российскому законодательству в сфере защиты граждан от сталкинга даже до Индии надо еще дорасти.

Адвокат и консультант Центра защиты пострадавших от домашнего насилия Алена Нестреляй поясняет, что в российском законодательстве нет определения преследования как правонарушения. Когда женщины обращаются в полицию, им говорят, что не могут помочь, потому что не было нанесено физического вреда, а значит и правонарушения не было. 

Алена Нестреляй рассказывает об одном из последних подобных обращений: «Женщину преследует бывший партнер. Он писал заявление в госнаркоконтроль о том, что она якобы употребляет наркотики. Полиция к ней приезжала как на работу. Один раз это было во время празднования дня рождения. С одной стороны, для закона у него позиция порядочного человека, который желает сообщить о правонарушении, но фактически – это преследование и психологической воздействие, чтобы испортить ей жизнь. Преследование – это вторжение в частную жизнь, и в этом случае однозначно есть вторжение, но таким хитроумным способом с привлечением правоохранителей»,- комментирует адвокат.

В зарубежной практике в большинстве подобных случаев можно обратиться в полицию и это будет рассматриваться как преступление, будут приняты меры для сталкера, попытка его изолировать от жертвы. В России такого механизма нет. И в ближайшее время никаких изменений в законодательстве не предвидится, считает Алена Нестреляй. 

Сейчас сталкеров можно пытаться привлечь по статье за сбор и распространение информации о частной жизни. И выносятся приговоры, когда, например, распространялись интимные фотографии. Преследователи занимались этим, чтобы запугать жертву и склонить к определенного рода действиям, например, чтобы восстановить отношения. 

«Существующих законов совершенно недостаточно, – уверена Алена Нестреляй, – потому что преследование – это куда более обширное понятие. В него входят и навязчивые звонки, и переписка, и то когда человек физически идет за тобой по улице, поджидает у подъезда и дарит какие-то совершенно неуместные подарки. К сожалению, у нас в обществе можно столкнуться с мнением, что навязчивое внимание это проявление романтических чувств. Фактически идет нарушение допустимых границ, а общество расценивает это как повышенное внимание «за всеми бы так ухаживали». Но очень часто все начинается с такого навязчивого внимания, а потом оно перерастает в угрозы, слежку, насильственные действия».

Правозащитница уточняет, что агрессор в ситуации сталкинга часто прибегает к шантажу, но агрессор требует не деньги, а вернуться в отношения и снова стать партнером и с точки зрения законодателя- это не преступление как в случае с экономическим шантажом. 

Одна из самых больших проблем сталкинга в России – это бывшие пары, особенно когда у них есть общие дети. У мужчин существует законное право на общение с ребенком, которое очень сложно запретить. И они этим пользуются. В большинстве случаев речь идет о психологическом насилии и оскорблениях матери, в том числе в присутствии детей. «В полиции юридически сделать в таких случая ничего не могут, если не было физического воздействия- ну оскорбляет, ну следит, ну пишет. Эту угрозу полиция обесценивает. Они называют это «бытовухой» и стараются такими делами не заниматься», – поясняет адвокат.

* Соцсеть принадлежат признанной в РФ экстремистской Meta Platforms Inc.

Текст: Надежда Исаева

Редектор: Софья Русова

Иллюстрации: Настя Голикова



Одна из сиамских близнецов Хенсел собралась стать мамой: будет ли другая сестра испытывать токсикоз и боль при родах?

Гинеколог ответила, смогут ли близнецы выносить ребенка и не повторится ли история с генетическим отклонением. Эбби и Бриттани Хенсел Жизнь сиамских близнецов Эбби и Бриттани Хенсел началась в 1990 году. Американские близняшки появились на свет 6 марта, и их рождение стало...Далее

Мы хотели просто свести свою собаку для потомства, но хозяева кобеля перед этим решили сыграть собачью свадьбу

Я давно хотела завести красивую породистую собаку. Нет, я люблю всех животных, и у моих родителей всегда были разные кошки и собаки, и всех я любила одинаково. Но все же для себя я хотела настоящую собаку с родословной. И вот только недавно я уговорила на это мужа. После обсуждения мы решили взять...Далее

Мой парень развелся с женой, но выходные продолжает проводить с ней и сыном

Страшно ревную любимого человека к бывшей жене, ничего не могу с собой поделать. Нет, я не уводила его из семьи. У нас с Денисом всё было по-другому. Мы познакомились уже в тот период, когда он начал тяжёлый бракоразводный процесс с бывшей. Познакомил нас тогда мой близкий друг Я только получила...Далее

Женщины в Индии вынуждены удалять матки, чтобы собирать сахарный тростник

Девочек заставляют выходить замуж и трудиться на плантациях. Женщин заставляют удалять матки, чтобы экономить на врачах. Благодаря этим ужасным условиям Coca-Cola и Pepsi получают дешёвый сахар для производства газированных напитков. Подробности — в статье The New York Times, которую я перевела...Далее

События, определяющие день

Присоединяйтесь и будьте в курсе